grrb: (новый год)
В один вдох, как и обе предыдущие. Спасибо, Яна!!
Вкратце: если "Мёртвая зона" это книга о том, что будет, если ударить по голове хорошего человека, то "Пост.." - что будет, если ударить плохого. Знаете, невелика разница, никаких хеппи-ендов. Куплю на бумаге все недостающие тома, хотя пока не очень представляю, в каком состоянии духа это можно перечитывать. Я столько прозака не съем.
grrb: (гррб)
Вообще-то меня бесит вот это вот "ни дня без строчки", но выжидать глупо.

Опять нашла в телефоне волшебное, опять не помню - откуда оно там.

 Я обычно о книге не пишу, пока не доем, но там ещё здорово много страниц, а меня уже колбасит. Такие странные рассказы. Я закладываю, но выдирать фразу из контекста - нелепо.
(Вот отправлю пост, буду читать дальше и затоскую, найдя сумасшедшую цитату, которую некуда уже вывесить)

Женщина, рисующая для себя всякие мелочи в альбом, и некто, кто нуждается в этих рисунках - потому что на некоторых из них есть точное изображение Бога. А сам Бог "сейчас уже мало что знает и помнит. У Него что-то вроде прогрессирующей амнезии - или, проще говоря, Он стал очень забывчивым. И единственный способ оживить Его память - это показать Ему картинки вроде вашей, на которой изображён Он сам. Или же исполнить божественную музыку, прочесть отрывки из некоторых книг... Только тогда Он вспоминает и говорит то, что нам так нужно знать. (...) А забытые Им вещи меняются или просто перестают существовать"
Прохиндей, у которого вдруг материализуется карма, и каждый раз, когда он привычно врёт, ЧТО-То возникает рядом. "Когда я честен, она ненадолго отходит, но я не знаю, как быть честным"

"Воспоминания - как порез бумагой, - такие глубокие и неожиданные, что от них никак не защититься"

Чудесное.

А ещё вдруг поняла, что разные книги правильно читать разными способами. Вот "Москву-Петушки" оказалось абсолютно идеально читать вслух - я сама не воспринимаю, когда читают мне, у меня мысли расходятся по своим делам. Но слушать свой голос - на голоса - внезапно куда круче, чем глазками. "Убить пересмешника" тоже похоже. Это всё любопытно, но ведь не узнаешь, пока не начнёшь, а самой себе я точно не начну.

Да здравствует здоровый эскапизм!
grrb: (гррб)
"Он произнес «господин» как-то по-особенному, точно это было самое главное слово на всех языках человеческих; и Далилу вдруг почему-то взяла на него ревнивая злоба. Ей захотелось уколоть его. Она сказала:
— Я думала, что только у пса есть господин или у раба из туземцев.
Он не обиделся: посмотрел на нее внимательно, потом задумался, стараясь что-то сообразить, и ответил:
— «Пес» у людей бранное слово. А по-моему, самый свободный зверь на свете — собака.
Видно было, что ему трудно все это объяснить, но он попытался:
— В детстве я был пастухом: знаю животных — и стадо, и зверя, и хищную птицу. Все они как наш туземец: ничего нет у них на душе, кроме заботы. Куда летит орел, куда крадется пантера? Не туда, куда хочется, а туда, где лежит добыча. Вся хитрость их и вся отвага — только для этого. А у собаки нет заботы: еду швыряет ей пастух, и думает за нее пастух, и посылает ее пастух…
— Разве это — свобода?
Он кивнул головой с большой уверенностью:
— Кто свободен? Тот, кто может делать вещи, в которых нет нужды. Собака может: она прыгает, как малое дитя, она кладет лапы мне на плечи, и воет на луну, и защищает овцу и меня, даже до смерти. Орел может делать только то, что ему нужно: потому что у него забота, а у пса ее нет.
И он опять улыбнулся ей, совсем беззлобно и приветливо:
— Ты права, госпожа, — я — как пес: пастух забрал себе мою заботу, и ему трудно, а я скачу на свободе.
Далила смотрела на него исподлобья и проговорила, почти про себя:
— Все они, видно, ищут фараона… Он не расслышал или не понял, кроме слова «все», и на это слово отозвался:
— Все не все, но таких, как я, много у нас, и в земле Дана, и в земле Иуды, сердце их в груди у Самсона. Если бы он только захотел их созвать!…
— Что тогда?
— Повел бы, куда угодно.
— А если бы завел в беду и погибель?
— Это все равно. Не наше дело думать. Он бы за нас думал. Заблудился — значит, так надо. Он тряхнул головой и закончил:
— Но не позовет их Самсон. Самсон не любит людей."


Автор коротко сообщает в предисловии:
"Повесть эта сложилась на полной свободе и от рамок библейского предания, и от данных или догадок археологии."
Мне показалось - прекрасно сложилась. Как "Тезей" у Рено.
grrb: (гррб)
Раз уж волшебным образом вернулся привычный мой живой уголок, я сюда быстро напишу пост восторга.
Я только что дочитала книгу, которая валялась в телефоне не меньше года, я уже не помню с чьего совета. Наверное, Татьяны Мэй, здоровья ей и радости.

Это потрясающе.

Это даже странно, как я случайно открываю книгу и ухожу в неё с головой и так подряд три раза, эту буду перечитывать немедленно же.
Цитаты сегодня под катом, их действительно много.

МНОГО )

Язык у автора симпатичный невероятно. Похож, немножко, на Балтера - ну, я так понимаю, земляки и современники.
Накачала себе всех рассказов с Флибусты, облизываюсь
grrb: (гррб)
"Если бы у двенадцатилетнего Сапожникова спросили, что такое счастье, он бы ответил: счастье - это мягкий-мягкий диван, большой-большой арбуз, и "Три мушкетёра", которые бы никогда не кончались"
(близко к тексту)

Это я очень понимаю, про мушкетёров!

У меня очередная прекрасная книга, которую я тяну мааленькими кусочками (ах как это упоительно, видеть на счётчике страниц 721/2265, и не говорите мне, что они очень скоро кончатся). Это история времени, множество кусочков человеческого паззла без начала и без конца, связанных невидимой нитью. Иногда видимой, иногда угадываемой, и, может быть, в конце всё сложится - и развернётся новым узором

Ты озираешься: люди в вагоне красивы как на подбор, словно пока ты читал, кто-то (Кто-то?) подменил всех пассажиров

Русский бунт - не пролетарская революция, предсказанная Марксом, и не крестьянский мятеж, предвосхищённый Пугачёвым. Это - успешное восстание сипаев, освобождение жителей колоний от колонизаторов.(...) Лишь пока энергия русского народа была направлена вовне, могла существовать Российская империя

Мы ведём себя так, словно никогда не умрём и будем жить вечно. Словно всё, что случилось сегодня, обязательно повторится; словно у нас будет ещё один шанс сказать всё, чего не сказали; сделать всё, чего не успели


Нет, это как стёклышки из пластмассовой трубки, отдельно - красоты не имеют.

До того был новый сборник сэя Стивена. До него - Энтони Дорр. Пока мне везло, и дайте так и дальше
grrb: (гррб)
За последние полгода+ это самая лучшая книга в моей жизни.

Тридцатые годы прошлого века. Маленькая французская девочка. Маленький немецкий мальчик. Их жизни - косички из переплетённых ниточек-историй. Общая ниточка их судеб. Люди вокруг них. Франция. Германия. Война. Мир.
Невозможно прерваться. Я на второй главе подумала - я это буду читать детям. Надо бы тормознуть и идти сквозь эту повесть вместе в первый раз. Надо бы, да, но - не удержалась.

Никаких цитат, мне не выбрать заманивающую фразу. Хочется раздавать эту книжку на перекрёстках.
grrb: (гррб)
Ну как же так, а

Ну хорошо, ну Харпер Ли - "Пересмешник" уже есть, и нового не будет. Но Эко!

Облака вам пухом, синьор Умберто. Спасибо, что были здесь.
grrb: (гррб)
В библиотеке телефона накоплено книжек на год, а я даже не помню - кем. Вот и Ффорде так.
Первая наугад прочитанная книжка про цветовую дифференциацию населения мне страшно понравилась идеей, но немножко усыпила стилем. Потом вынулся Митчелл, потом Пелевин, потом ещё что-то, потом я совершенно утонула в марианских безднах человечьих душ Уоттса, наконец круг завернулся. Я пошла читать серию про Четверг Нонетот, и втянулась как колготки в пылесос. Перевод моей мечты! (ну так да, глянула на Флибусте - Ирина Андронати, Анастасия Кузнецова, чувство русского языка у них чудеснейшее; и Наталья Некрасова, раньше её не знала, теперь буду). И простое незатейливое моё чувство юмора чувствует себя именинником:

" - Мистер Деламар, вы сегодня совершили положенное злодейство?
- Да, мистер Аид. Я ехал со скоростью 73 мили в час.
Аид нахмурился:
- Звучит не слишком злодейски.
Деламар хмыкнул:
- Это через торговый центр Арндейл?"

" - Это просто. Это может сделать даже макака с лоботомией.
- И где же мы тебе среди ночи найдём макаку с лоботомией?"

А уж когда Четверг приезжает в суровый коммунистический Уэльс, в город Эбертоу, к своему агенту с проникновенной просьбой "Мени потрибна допомога", я только руками замахала от восторга. "- Чэтвэр, сэрдэнько мое!", уиуиуи)
grrb: (новый год)
- Вова, если я каждый день буду подвывать "боже, какой Уоттс крутой! Ну невозможно Уоттс крутой!" - ты меня на которые сутки убьёшь?
- Да скачал я твоего Уоттса и читаю я твоего Уоттса, крутой, угомонись уже.

И мне негде больше подвывать( Так что я тут выступлю:
БОЖЕ, КАКОЙ УОТТС КРУТОЙ!

Спасибо пану Луку, вот никогда не знаешь - где что прихватить удастся))
grrb: (гррб)
Я коротенечко, срочно выразить благодарность.
По рекомендации чудной френдессы Кариатиды мы сбежали сегодня с детского бёздника не куда-нибудь, а в театр, и это был театр Сфера, спектакль "Раскас" по Шукшину.
Это было здорово. Вот прямо с удовольствием запырили!

Беру эстафету: я только что прочла "Кто нашел, берет себе" Кинга. Она невероятно классная! Во-первых, это вторая книга о Ходжесе и его команде, а команды Кингу удаются. Во-вторых, сюжет на моей любимейшей основе - магия сочинённого. Тот же его "УР", или "Всемогущий текст-процессор", или "Мизери" - самые захватывающие были.
Я-то как понимаю обоих героев...
И в-третьих, в финале брошена затравка на третий том, и похоже, он будет совсем иной и уже очень интригует. Пишут, выйдет летом.
Мне даже перевод Вебера в этот раз понравился видимо, совсем от оригинала уполз.
Короче, горячо рекомендую!
grrb: (гррб)
"Смотритель" Пелевина (спасибо, дусичек!)

Сколько читаю автора, столько изумляюсь: как можно было написать выпускное сочинение на тему "Женские образы у Пелевина", имея тогда одну лишь Анну, если даже и двадцать лет спустя количество этих самых образов всего лишь утроилось.

Цитата:
"Я всегда считал себя настоящим мужчиной. Так оно, видимо, и было, но раньше я не до конца понимал, что это словосочетание означает. Теперь же меня накрыла ясность. (...)
Когда рядом спутница, по-настоящему близкая к совершенству, мужчина снисходительно отмечает, что его личная жизнь кое-как обустроена, - и даже ставит себе в карму ежедневные плюсики за то, что в душевной снисходительности прощает подруге её смешные недостатки. Расплата наступает, когда спутницу отбирает судьба - и мужчина начинает понемногу припоминать, что такое физиологическое одиночество"


Сперва я заржала, конечно, ну вы скажете, товарищ, как-никак, женщина тоже человек; потом поняла, что все три прелестных женских образа в общем-то чистые суккубы, ничего общего с реальностью. Разве что старание героя принять их за живых. То-есть, по Пелевину, известное дело, никакой реальности нет, но уж женщины в ней нет совсем, как тех спичек в палатке. И умолять бесполезно)

В остальном же книга - своеобычная игра в тени, причём усложнённая до такой степени, что пальцы и не участвуют в ней вовсе, тени живут на стенке сами по себе. Всё равно его не брошу, потому что он хороший. Но перечитывать - разве что на бескнижье, не дай бог.

"Нулевой номер" Эко.

Грустное впечатление. После сверхнасыщенных Розы, Маятника, Острова и др - ну в точности третьего раза заваренный чай. Ну я так не играю же, это не по правилам, я привыкла, что я догоняю книгу, а не листаю с вопросом - а где тут у вас действие и вообще? Это я ещё "Пражское кладбище" пропустила, теперь вот прямо брать страшненько,  А ВДРУГ И ОНО ВОДОЙ НАПИСАНО, А

"Проклятые", Паланик.

Ну чо Паланик, Паланик как Паланик, не оторвёшься, даже когда блеват кидат.
"Божественный закон даёт добро на порчу воздуха только в трёх лифтах и порчу воды в двух бассейнах. Возрастных скидок не предусмотрено, так что большинство людей попадает в списки проклятых к пяти годам". Вообще же автор с годами смягчается, надо проверить.

А вообще читаю я мало, придумываю ещё меньше, рисовать забыла как, да что там - вон юбка с лета лежит на принтере незашита.
Окукливаюсь.
grrb: (гррб)
Чем меньше пишешь, тем меньше хочется, равно как и наоборот.

Прелестную книжку нашла в залежах на телефоне, совершенно восхитительную! Дэвид Митчелл (которого все знают по "Облачному атласу"), "Тысяча осеней Якоба де Зута". Такой отчасти авантюрный роман, отчасти мелодрама, с элементами фантастики и науки; действие происходит на рубеже 18 и 19 веков в Японии. Я понятия не имею, насколько вольно Митчелл в этот раз обошёлся с историей - была у него, помнится, совершенно клюквенная Россия, - но мне абсолютно наплевать. Потому что - не оторваться. А какие люди, тц-тц-тц... даже подонки. Главный же герой попросту идеален.

Переводчиком указан Вебер, язык повествования дивный совершенно, ровно та смесь современного и старомодного, чтобы верить.

Цитата - не самая, наверное, яркая, но только её я отвлеклась выписать, страницу ж не загнёшь:
"- Религии в нас хватает лишь на ненависть, и её совершенно недостаточно для любви".
А?

Всем рекомендую
grrb: (гррб)
Я вчера залпом дочитала "Возрождение", осталась в пришибленном восторге. Ну это почти всегда так с Кингом, известное дело. Когда книжка кончается, спохватываешься, конечно, недорассказанных "хвостов", во время же - нифига, всё чьотко.
Когда люди теряют что-то нестерпимо дорогое и важное, они смириться с этим не хотят. И/или не могут. И если в человеке остаётся что-то, кроме бессильной ярости и горя, он вполне может ещё и вопросом задаться - а какого чёрта вообще? В какой-то из ранних книг автор ставил этот вопрос прямо и отвечал на него: почему с хорошими - ну ладно, с любыми - людьми случаются ужасные вещи? Просто потому, что случаются... А теперь он старше и мудрее, и продолжает - и не стоит пытаться искать более конкретный ответ.
А то ведь с ним жить потом. Жить-жить.

Переводчик некто Антонов, новый, ну - для меня. Понравился. Недолюбливаю Вебера.  Я, известное дело, языка не знаю, мне по общей тональности ближе - Таск, Антонов, привет, друг Кариатида)

Вообще сто лет о книгах не писала, то читать разучусь, то нового ничего. За апрель в общем крохи - из нового Ффорде, из былого Шварц, Братья - детям Пикник, бабе ОЗ с Миллионом, - Зюскинда за Данечкой (он так замучил бедный томик, надо было утешить и зачитать, тут-то он и рассыпался по листочку). Насоветуйте новинок, что ли.
grrb: (гррб)
А как всё-таки хорошо, что первый полет в космос подгоняли не к годовщине революции. Чистый детский восторг гораздо лучше сочетается с апрелем.
Ну я вообще апрель очень люблю, даром что это месяц такой же бездонной тоски, как и ноябрь. Просто в апреле с ней можно побороться.
Да, это вот к чему - идеально пасхальный пост, я считаю

Ну и ещё. Набегали сегодня с зарплат на книжный. Ну что книжный. Я в книжные хожу как Бродский к окошку, ну не то чтоб прям отплюнусь, но близко. Только что вот у Еськова была новость, что Новый книжный отказывается от букинистических отделов - и пожалуйста, уже и ни следа. Переход бы подземный вырыли у нас с такой скоростью... Зато вот улыбаться можно с тысячей выражений. Например: )
grrb: (Default)
Умный организм, вздёрнутый на дыбы в понедельник, держится четыре дня, на пятый начинает хрустеть и сыпать шестерёнки. Пришла в пятницу с собрания и свалилась, прижав градусник. И так и пролежала весь уикенд. В субботу хоть с удовольствием: с последней добытой книжкой Кинга, "Мистер мерседес". Ну натурально, как простодушные театралы в анекдотах, постоянно вопила в голос "ну нет, нет, не верь ему! ну стой, стой, не иди туда!". Настолько захватывающая книжка, что каждые двадцать минут закрывала её и откладывала, не стерпев концентрации.
В общем, конечно, натяжки видно даже мне - а я, известно, верю абсолютно во всё написанное, если оно хорошо написано, - деус екс машина в ассортименте, до половины важных мыслей герои доходят не дедукцией, а чисто озарением, но это никак не меняет того факта, что книга очень хороша.
grrb: (Default)
Позавчера купила и быстро-быстро прочла третью часть рубинской "Русской канарейки".
Отличная.
Первая мне совсем не понравилась, несмотря на милые сердцу особенности - семейная сага, экзотика, размах, национальный колорит. Вторая понравилась больше, там медленное кривошипое движение ускорилось и затарахтело. Третья совершенно затянула, завтра заново начну. Я честно не заглядывала в конец и не понимала аллюзий (название же), так что имею право.
grrb: (Default)
Зохавала новую книжку Степновой, "Безбожный переулок". Наконец сформулировала: она сочиняет невероятно прекрасных и интересных героев, с Судьбой и Характером, крутит их, как напёрсточник, и сложно сводит вместе. И не знает, что делать с ними дальше. И оторваться сложно, потому что таких - ещё не было; и дочитав, фиг сама себе подытожишь - а чем сердце-то успокоилось. В рассказах-то всё идеально точно. Объем?

Забавно, между делом.

"Кем окажутся оба, когда гормональный морок рассеется - а он рассеется непременно, Огарев знал это как врач. Нет ничего сильнее воли гормонов. Нет ничего недолговечнее. Когда рука, от одного прикосновения которой на нём дыбом вставали волоски, превратится в обычную руку, не женскую даже. Просто человеческую."

Раньше так было, когда попадалось про "настоящая любовь - как тяжелый наркотик", читаешь и удивляешься: это же моё, про меня, откуда им знать? Откуда-откуда. Ну да, наверное, всё-таки не всем - но гораздо бОльшей части человеков подышал в макушку этот ангел. Согрел - и хватит, дальше, дальше. Чтоб ещё кто-то удивился - но это же обо мне...

И - кому ещё не взжужжала - "Страну рождества" Джо Хилла. Я её тянула с августа по чуть-чуть, смаковала. Ужасно живые, ничуть не фотошопленные, милые и гнусные - все настоящие.
Особенно Лу)
grrb: (гррб)
На всякий флешмоб готова подписаться, и как правило, довольно бестолково.
В последний раз раздавали поэтов. Ну и как всегда, выяснилось, что я никого не люблю. Не стоило начинать литературу с Бродского, сбивает прицел)


В общем, мне дали Алексея Цветкова


Когда состарятся слова
От долгого труда,
Мы канарейки от слона
Не отличим тогда.
Не будет смысла в слове "пруд",
"Контора" и "спина",
Когда от старости умрут
Предметов имена.

Зачем пришли мы в этот мир
Недолгий, как трава,
Где, отработав сотню миль,
Кончаются слова?
Мы произносим их в суде,
Довольные весьма,
И подвергаем их судьбе
Минойского письма.

Когда мы произносим звук,
Когда рисуем знак,
Летит зерно из наших рук,
И вырастает злак.
Его мы в голоде слепом
От всех невзгод храним.
Но осень медленным серпом
Уже ведет над ним.

Profile

grrb: (Default)
grrb

January 2017

S M T W T F S
1 23 4 56 7
8910111213 14
15161718 19 2021
222324 25262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios